December 20th, 2010

Интервью. Облом Савика шустера.

Из интервью взятого 08.05.1995 г. у Павловского А.Т. на телешоу С.Шустера "Цена победы", опубликованного в газете "Полярник Тикси" в NN 14-22 за 1995 год:
" ...Сейчас некоторые уверяют, что никакого подвига не было. Что мы сами виноваты. Виноваты, потому что были отсталыми людьми, недостойными какой-то там общечеловеческой культуры. Даже слово специальное для нас придумали - "совки". Меня это не удивляет. Раньше нас эти называли другим словом - "унтерменши" или "недочеловеки". Очень жаль, что этих в свое время, до конца так и не дали уничтожить. Некоторые еще винят во всем Сталина. Это совсем смешно! Забился у деятеля культуры унитаз дерьмом, по причине того, что этот деятель использовал унитаз, как мусоропровод, выплеснулось это дерьмо, затопило всю квартиру, и этот умник орет: "Сталин виноват! Плохие унитазы изобрел!". Фамилии этих убогих называть не буду - сами по телевизору их ежедневно видите. Вернемся к вопросу - был ли подвиг или мы сами виноваты?
Задам встречный вопрос - а как бы поступили вы в данной ситуации? Только умоляю, не нужно мне рассказывать о том, как бы вы все здорово и правильно организовали, если бы были командующим Северного Флота в то время - задним числом все умны! Я вас спрашиваю не про ваши действия, как комфлота, а про ваши действия, как капитана парохода! Молчите? И куда же ваша умность исчезла? Может быть, тогда вы меня выслушаете, а потом попробуете ответить на мой вопрос?
В конце 1941 года наш ледокольный пароход "А. Сибиряков" был включен в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии под названием "Лед-6". На нем был поднят военно-морской флаг, установлены два 76-мм орудия на корме и две 45-мм пушки в носовой части судна, а также несколько зенитных пулеметов. Для их обслуживания на судно была назначена военная команда из 32 краснофлотцев, возглавляемая младшим лейтенантом. Много это или мало? Смотря для чего! Только умоляю, не нужно меня заваливать цифрами с толщиной брони "Шеера", с характеристиками его пушек и прочей ерундой. Я ведь вам общий вопрос задал! Если не понятна его суть, то попробую пояснить. С помощью еще одного вопроса - сколько немецких кораблей способны добраться до Карского моря и вернуться обратно без дозаправки топливом в море? В лучшем случае только немецкие линкоры и крейсера. Второй вопрос - а для чего? Потопить еще одну баржу с женщинами и детьми? Нарушить наше судоходство? Да, бывают летом несколько караванов идущих по Северному морскому пути, но не более того. Все остальное - каботаж. Вы можете представить себе "Тирпиц" гоняющийся за мотоботами и рыбацкими шхунами вокруг Новой Земли? Я лично не могу. В теории конечно возможно появление крупного немецкого корабля в Карском море, но оно маловероятно по причине экономической нецелесообразности - затраты будут выше, чем достигнутый результат. Вы скажете, что я забыл про подводные лодки? Да, забыл. Но подводные лодки - вещь двухсторонняя. С одной стороны от торпеды в борт никто не застрахован, но торпеды выпускают из подводного положения, в котором лодка долго находиться не может. В надводном положении - баржу с детьми потопить или метеостанцию обстрелять - это они могут, но как только в их сторону прозвучит хотя бы один орудийный выстрел - бегут без оглядки! Сейчас много пишут про их 88-мм пушку - послушать - прямо таки чудо-оружие! Только вот носители этого чуда оружия боялись даже наших сорокопяток.
А у нас на борту 4 пушки! По меркам Арктики - мы почти крейсер! Конечно же, от переименования судна члены экипажа не стали военными моряками; все мы так и остались гражданскими людьми. Но мы были моряками, привыкшими трудиться не на страх, а на совесть. Командир наш, Анатолий Алексеевич Качарава, которого по мы привычке еще называли капитаном, был человеком южным, горячим и вспыльчивым. В пароходстве его за глаза именовали "черкес". Но вспыльчивость бывает разная - одни - срывают зло на подчиненных и тех, кто слабее их, другие, такие как наш капитан, направляют энергию на решение возникших проблем, не боятся спорить с начальством, отстаивая интересы экипажа. Очень обижало Анатолия "понижение" в звании - с началом войны, все капитаны торгового флота стали старлеями и вместо четырех золотых шевронов на рукаве стали носить два. Командир наш считал, что это не справедливо. Качарава был назначен капитаном ледокольного парохода "А. Сибиряков" поздней осенью 1941 года. До своего назначения капитаном "Сибирякова" осенью 1941, Качарава исполнял на нем же обязанности старшего помощника капитана. Несмотря на молодость - 31 год - он был уже опытным судоводителем. Закончил он Владивостокский рыбопромышленный техникум, переименованный в дальнейшем в Дальневосточное мореходное училище, которое в середине 50-х перевели из Владивостока в Находку. Уже в 1933 году или даже раньше он стал старшим помощником капитана на пароходе "Орочон" Акционерного камчатского общества. Кстати, немногие знают, что Анна Ивановна Щетинина, первая в мире женщина-капитан дальнего плавания, именно у А.А. Качаравы принимала дела и обязанности и именно на "Орочоне". Качараве было тогда 23 или 24 года. Анна Ивановна Щетинина на четыре года старше. Подозревая, что вы даже и не слышали о том, что у нас были женщины, капитаны судов дальнего плавания, летчицы, танкистки. Это вам не задницей перед телекамерой на всю страну трясти! Но тема женщин это отдельная и очень большая тема!
Анатолий Алексеевич обладал огромным опытом плавания в арктических водах. Он читал морские льды, как читают открытую книгу. Знаете ли вы что такое "сало", "шуга", "склянка", "нилас", "молодик"? Лед - он ведь очень разный! Готов спорить что вы знаете только четыре его разновидности - лед на катке, лед в холодильнике, гололед и сосульки. Для большинства людей всякий лед является белым, а для нас моряков - "белый лед" всего лишь одна из многочисленных разновидностей льда. Знаете ли вы, что приближение к скоплениям льда можно заметить по белесоватым отблескам на низких облаках, по уменьшению зыби при свежем продолжительном ветре или по появлению толчеи, которая образуется с наветренной кромки ледяных полей? Ага! Это для вас китайская грамота! Вы наверное и деятельность ледокола представляете, как таранные удары по айсбергам с разбега? Между тем, лед может быть не только врагом, но и спасителем: при ураганном ветре и сильном обледенении судна лучше всего укрыться, спрятавшись за подветренной кромкой ледяного поля или даже войдя в лед. К чему я это все рассказываю? У адмирала С.О.Макарова, тоже кстати полярного исследователя, организовавшего строительство первого настоящего ледокола "Ермак", была поговорка - "В море - значит дома!", так вот Арктика - для Анатолия Алексеевича тоже была родным домом. И он в какой-то мере считал себя ее хозяином. Не властелином, а именно хозяином - человеком, который несет ответственность, за все, что в ней происходит. Человеком, который отвечает за порядок на вверенной ему территории. И что сделает нормальный хозяин, обнаружив непорядок в своих владениях? Правильно - попытается разобраться в ситуации и устранить этот самый непорядок. Вот и в тот день, когда сигнальщик доложил о появлении неизвестного корабля на горизонте, наш капитан решил разобраться в ситуации. Почему? Потому что Арктика - это не вам не автотрасса Москва-Ленинград, по которой несутся сотни и тысячи машин. Арктика это пустыня, почти пустыня. Это место, где очень мало людей и все друг друга знают. Это место, где суда ходят очень редко и по расписанию. И если на горизонте появилось судно вне расписания - значит, что-то где-то произошло и в этом нужно срочно разобраться. Вы не знаете что такое Ленинград? Господи, ну откуда такие берутся?
18 августа 1942 года мы прибыли на Диксон и получили задание - принять на борт груз строительных материалов для доставки на мыс Молотова на острове Комсомолец (Северная Земля). Там планировалось построить новую полярную станцию. Мы должны были сначала подойти к самой северной точке Северной Земли, доставить туда четырех зимовщиков и все оборудование для строительства новой полярной станции - срубы двух домов, топливо и продовольствие. Если льды не позволят пробиться к намеченному месту, был второй вариант - высадить зимовщиков на остров Визе, что в северной части Карского моря. Для сборки домов "Сибиряков" мы везли бригаду сезонных рабочих-строителей - 12 человек. Затем маршрут лежал к острову Домашнему - небольшому низменному островку вблизи западных берегов Северной Земли, и произвести там смену зимовщиков полярной станции. Для этого на борту судна находилось четыре человека нового состава станции. Последним пунктом захода был назначен мыс Оловянный, где нужно было высадить четырех зимовщиков.
Погрузочные работы мы завершили к утру 24 августа и в 8.00 вышли в море. На борту находилось 110 человек. Море встретило нас сильным туманом и волнением моря в 3-4 балла. Рейс протекал без происшествий, полудня следующих суток. Примерно в 12.45 мы подошли на расстояние около 12 миль к острову Белуха. Скорость была 8 узлов. На вахте в тот момент находился старпом - Гриша Сулаков (старпомы с началом войны тоже стали старлеями) и второй помощник Бурых. Анатолий Алексеевич как раз побежал к себе в каюту наскоро пообедать. Но пообедать ему не дали. В 12.50 сигнальщик левого борта произвел доклад: "Неизвестный корабль! Лево шестьдесят!". Естественно, что капитан услышав доклад, накинул штормовку и выбежал на мостик. Ну не должно было быть в этом месте в это время никаких кораблей! Его бы тогда предупредили в Диксоне, что может произойти встреча в таком-то районе с таким-то пароходом. Вот тут мы и подходим к заданному вопросу в самом начале - как бы вы, будучи капитаном "Сибирякова" поступили в данной ситуации? У вас пароход 1909 года постройки, длиной семьдесят семь метров, скорость маленькая. Стали бы драпать и вопить "СОС"??? А от кого простите? А если это советский или союзный пароход сбившийся с курса, или получивший повреждения? Нужно ведь вначале разобраться! Что? Вам погибать не хочется? Так никому не хочется! Но ведь кто-то же должен первым подняться в атаку? Ах, да, должен вас огорчить - удрать в той ситуации, вам вряд ли бы удалось. Уголь, если вы не в курсе, бывает разного качества. Один сгорает полностью, не оставляя даже золы, а другой - дает дыма больше чем миллион курильщиков собранных в одном месте. Именно такой уголь и был на нашем "Сибирякове". Как говориться - чем богаты! Кажется он был из тех довоенных запасов, который привезли со Шпицбергена, хотя может быть я и заблуждаюсь и он был с Воркуты. Но в итоге за нами тянулся и высоко поднимался над морем огромный шлейф грязно-серого дыма. Поэтому немцы нас тоже легко обнаружили, хотя наш пароход был гораздо меньше их по размерам. Должен указать на еще один момент - начав идти навстречу неизвестному кораблю, мы продолжали приближаться к острову Белуха, если же мы ударились в драп - бой происходил бы далеко от берега, и кочегару Вавилову вряд ли бы удалось спастись.
- Никаких боевых кораблей в этом районе быть не должно! - именно это сказал наш капитан, когда уменьшившееся расстояние позволило разглядеть незнакомца. Тут же на Диксон была отправлена радиограмма "Вижу неизвестный вспомогательный крейсер. Идет на меня. Следи за мной". Радиообмен с берегом вел Шаршавин, начальник полярной станции. Почему неизвестный? Ах, да, вы же молодые, мните себя знатоками военной истории и военной техники! Спорите о том, сколько иллюминаторов было в командирской каюте "Тирпица" - два или четыре! Так я вот, что вам скажу - ерунда это все! Очень легко, сидя в теплой квартире, в мягком и уютном кресле, попивая чай с пирожными, сидеть и листать книжки про военные корабли, рассматривать их фотографии. Годик полистаете, рассмотрите полтысячи фотографий - и уже можете навскидку отличить "Бисмарк" от "Тирпица". А вы попробуйте определить тип корабля, имея на руках справочник "Джейна", где есть фотография корабля сбоку и маленькие чертежики - вид сбоку и сверху, а также справочник Шведе, где указан силуэт корабля сбоку. При условии, что корабль этот имеет камуфляжную раскраску, и корабль этот идет прямо на вас, то есть вы видите его только спереди. Сколько времени вам для этого потребуется? Готов спорить, что вы продолжали бы угадывать еще пару часов спустя после нашего потопления! Наш капитан поступил правильно - он увидел, что на корабле есть вооружение, и что он больших размеров. Увидел и тут же произвел доклад! Что обязан сделать часовой при нападении на пост - прежде всего доложить в караул, а уже потом отражать нападение! Почему? Потому, что часового все равно убьют, и продолжать бой на посту все равно придется его товарищам, но если доклада нет - погибнут и его товарищи, и задачи по охране объектов не выполнят! Если на корабле пожар - вначале производят доклад, а уже потом тушат - потому, что как правило в одиночку пожар потушить невозможно, нужна помощь! Нет доклада - нет помощи!
Только после того, как мы определили, что неизвестный корабль вооружен - мы повернули в сторону берега к мелководью, где можно было попытаться оторваться, воспользовавшись разницей в осадке. И произошло это в 13.17. Была еще надежда, что это какой-то корабль союзников, но радист сообщил, что неизвестный корабль стал ставить помехи, препятствуя радиопередаче, и одновременно пошел на сближение. В 13.27 он запросил клотиком состояние льда в проливе Вилькицкого. Стало ясно, что перед нами противник! Меня иногда спрашивают, а что было бы, если бы наш "Сибиряков" повстречал не "карманника", а корабль поменьше? Об этом мы думали и тогда - вдруг наш противник не так уж и силен? Качарава приказал запросить принадлежность незнакомца и название. Тот увеличил скорость до 25-30 узлов и поднял американский флаг. И заморгал клотиком. Потом, после гибели нашего "Сибирякова" родилась легенда про "Сисиаму", но легенду эту сочинили те, кто никогда не служил на море, и в азбуке Морзе знает только две буквы S и O с помощью которых передается сигнал SOS. На самом деле, в ответ на запрос с "Сибирякова" фашистский крейсер, начал тянуть время - ему требовалось сократить дистанцию, для нашего быстрого и гарантированного уничтожения. Он ответил нам сигналом: " ····· ····· ·-- ·-- ·-- ·--" серия точек означает :"Вас не понял", серия чередующихся сдвоенных точек и тире означает "вызов". Все вместе звучит так : "Вас не понял. Прием." На наш повторный запрос они ответили так же. Но нам требовалось продолжать игру, потому что обмен сообщениями приближал нас к берегу, и мы запросили Диксон, об американских кораблях в Карском море, нам ответили что американских кораблей в Карском море нет. Мы продвинулись к острову Белуха, но немецкий крейсер приблизился к нам тоже. Откуда родился миф о "сисиаме" ? Вот так выглядит по азбуке Морзе слово "сисияма": "·· ··· ·· ·--·-- ----··· ·--" определенное сходство с тем, что передавал "Шеер", как видите имеется, хотя и незначительное, но вы забываете о том, что читать азбуку Морзе на севере умели практически все, начиная с раннего детства. Другой вопрос, что многие не знали, что существуют так называемые служебные сигналы из комбинаций точек и тире, поэтому я подозреваю, что кто-то из уцелевших "сибиряковцев", кто наблюдал за переговорами, но не разбирался в тонкостях радиосвязи - просто прочитал комбинацию сигналов "Вас не понял. Прием", как "сисиама", а потом как мог, так и рассказал, о том что видел. А вот так выглядит слово "Тускалуза": "-- ··-- ··· --·-- ·-- ·--·· ··-- ----·· ·--" - ничего общего и похожего. Именно "Тускалузой" немцы назвались в ответ на наш третий запрос. Но уже тогда дело приблизилось к развязке - к расстрелу нашего "Сибирякова". Да и глупо это было с их стороны - дистанция была такая, что мы их хорошо рассмотрели - две трехорудийные башни - ничего общего с "Тускалузой", у которой таких башен три, две из которых стоят в носу одна над другой. Сейчас жемногие пытаются уверить, что мы "совки" не сумели разобрать немецкий сигнал! Уверяют, что не знали советские моряки азбуки Морзе!
Но все шло к развязке. Если бы у нас было еще полчаса - дотянули бы до Белухи, выбросились вы на мель. Но не успевали. Было видно, что капитан наш очень зол. Зол на некачественный уголь, из-за которого мы не могли выбрать полную мощность машин и добавить пару узлов скорости. А еще - мы вышли в море в понедельник! А что делать с пассажирами на борту? А в 13.42 с фашиста передали требование прекратить радиопереговоры и остановиться. Как бы вы поступили? Только умоляю, не рассказывайте мне эти розовые сопли про воспитанных немцев! Ну остановились бы мы. И что? Зачем немцам сто десять ртов? Что они с нами со всеми будут делать? Ну капитан и его помощники - для них источник информации, ну еще молодая врачиха Валентины, буфетчицы Наташа, уборщицы Анна и Варвара - тут и объяснять не нужно, что с девчонками бы эти цивилизованные сделали! А остальные им для чего? Вы серьезно верите в пятиразовое питание в германских концлагерях? А отпусков на родину там не давали?
Все началось в 13.45. Стреляли они примерно с 50-60 кабельтовых. Наш капитан, произнес что-то очень смачное и нецензурное, пока летел их первый снаряд, лег он примерно в кабельтове от носа "Сибирякова". А дальше стало не до ругани - Анатолий Алексеевич приказал открыть огонь из имеемых орудий, а так же приказал механику Николаю Григорьевичу Бочурко в случае своей гибели или тяжелого ранения - открыть кингстоны и затопить пароход. Пушки нашего "Сибирякова" под руководством начальника военной команды Сергея Никифоренко ответили в 13.47. В 13.48 Шаршавин отстучал "СОС", и практически сразу после этого один из снарядов снес антенну за борт. Наши снаряды легли с недолетом. Вторым залпом "карманника" у нас вывело из строя всю кормовую артиллерию, а третьим залпом - носовые орудия. По приказанию капитана мы поставили дымзавесу, при этом был убит старпом Гриша Сулаков, но слишком далеко был берег и слишком мала наша скорость. Мы продержались примерно двадцать минут, когда осколками очередного снаряда, Качараву ранило в руку и живот. Немного ранее загорелись, стоящие в носовой части парохода 30 бочек с бензином. Машинное отделение заливалось водой. Фашист же, сократив дистанцию, стал бить шрапнелью. Радист Шаршавин пытался вести передачу до 13.55, не зная о том, что антенна сбита и его никто не слышит. "Сибиряков" медленно погружался. Сейчас многие спорят - выполнил ли Бочурко приказ капитана? Я лично считаю, что да - наверх из машинного отделения стармех не поднялся. Как погиб Абель Вайнер? Вы про заместителя комиссара ледокольного отряда (в звании старшего батальонного комиссара - прим. авт.) ? Последний раз его видели, когда он пытался пробиться в пылающую кают-кампанию, где был развернут перевязочный пункт, на котором по расписанию находились все наши девчонки. Как вел себя наш комиссар? Вы про Зелика? Про Зелика Абрамовича Элимелаха? Нормально вел! Как и положено вести себя комиссару в бою! А что вы все про комиссаров и про евреев спрашиваете? Книжек дезертира Солженицина начитались? А вы что же не знали, что он дезертир? Вся страна воевала с фашистами, а эта гнида в тыл просилась! Думаете ему просто так срок дали? Не то сказал? Как бы не так! Он не захотел будучи офицером идти на передовую! Его счастье, что там Жукова поблизости не было, или Мехлиса - те бы быстро эту проблему решили! Я лучше расскажу про Семена Никифоренко! Ему удалось ввести в строй поврежденную кормовую пушку и та вновь стала вести огонь, пока немцы не подошли на расстояние 22 кабельтовых. Попали ли мы хоть раз? Не знаю. Попали ли мы хоть раз в "Шеера"? Не знаю. Очень хотелось бы верить, что хоть раз но попали, но при такой разнице в "весовых категориях", сами понимаете - ему наши снаряды, что слону дробина. Важнее другое - мы вели огонь до конца, хотя пароход уже тонул и горел с носа до кормы. У всех людей и нелюдей, такое поведение противника в бою вызывает уважение. А в глубине души, начинает давать корни страх - если маленький пароход так себя ведет, то что будет, если повстречается равный по силе противник?
Команду оставить судно отдал Зелик. Нужно сказать, что строители, оставшиеся в живых, на отрезанной пожаром корме тогда запаниковали - боялись прыгать в воду. Зелик прыгнул первым. Утонул ли он от переохлаждения или от немецкого осколка я не знаю, но некоторые из строителей спаслись именно благодаря Зелику. Мы спустили одну шлюпку и перенесли на нее раненного капитана. Сами понимаете, что уйти фашисты нам не дали. Кто-то из кочегаров, кажется Колька Матвеев стал даже с фрицами на кулаках драться. В плен к немцам попало двадцать два человека, из тех, кто находился на борту. Все остальные, кроме кочегара Вавилова, который спасся на полузатопленной шлюпке, погибли. Кто выдал нашего командира немцам? Мы тогда договорились не открывать фашистам должность нашего капитана. Уверяли их, что капитан погиб, а этот раненый грузин - метеоролог с полярной станции. На борту фашистского корабля нам это удалось, какое-то время удавалось и в концлагере. Под видом метеоролога он находился в лагере для военнопленных, пока его подлинную должность не выдал радист. Не наш радист. Кто-то с другого парохода из числа попавших в плен. Это я точно перед тем, как его забрали он сказал: "Меня выдал радист.". Говорите, что Сузюмов пишет о том, что Анатолия Алексеевича выдал второй механик танкера "Донбасс" Вайбель? Слушайте, что вас все на еврейские фамилии тянет? Кто такой Сузюмов? Он что в этот момент был рядом? Радист его выдал! И давайте оставим эти разговоры о евреях! Почему? Да потому, что те евреи, которых вы перечисляете, считали себя русскими, и вели как русские люди! Да есть и другие. Но не о них речь! Вы по-прежнему считаете, что наш экипаж не совершал подвиг, а совершил глупость? Ваше право. А что же вы второй вопрос не задаете - про Диксон? Про Диксон позже? Ну хорошо. Что было бы, если бы "Шеер" встретился с линейным ледоколом НКВД N17? Да разнесли бы наши чекисты этого карманника за пятнадцать минут в клочья, никакая броня бы не спасла! Вы пушки этого ледокола видели? А я видел! Там такой калибр, что пары снарядов хватит! Рассказать подробнее? А вас что же в город Мурманск-173 не пускают? Ну раз не пускают - то извините, расскажу когда у вас допуск появится...."
Довольно любопытное интервью. Похоже, что С.Шустер, считавшийся на телевидении мастером переворачивать все с ног на голову, так и не сумел "расколоть" Павловского - "нашла коса на камень".

До чего же ррразоблачители надоели...
А отрывок - из О,Тониной.