August 2nd, 2012

Рождение ВДВ

Оригинал взят у co_valent в Рождение ВДВ
В 1928 году командующий Ленинградским военным округом М. Н. Тухачевский, задумывавшийся о новых методах ведения войны, ввёл в обиход идею быстрой переброски войск по воздуху к месту проведения боевых действий.

В 1929 году военному летчику, комбригу* ВВС РККА Леониду Григорьевичу Минову предложили опробовать новое начинание: парашют. Первоначально речь шла только о спасении пилота. Сделав три прыжка в США, Леонид Григорьевич был отправлен внедрять парашюты в ВВС, сначала на базе 53-й эскадрильи 11-й авиабригады Московского военного округа, базировавшейся в Воронеже.

На должность помощника Минова был назначен молодой летчик, лейтенант Яков Давидович Мошковский. По итогам учебных сборов, Мошковский будет назначен первым в ВВС СССР начальником парашютной службы авиационной бригады, а позже возглавит Высшую парашютную школу Осоавиахима, и, наряду с Миновым, в числе первых парашютистов, будет удостоен звания "Мастер парашютного спорта СССР".

Но это будет потом. А сначала он две недели не давал проходу Леониду Григорьевичу, и вместе с ним 26 июля 1930 года совершил первые в СССР прыжки с парашютом. Этот день считается днём рождения парашютного спорта.

За последующие 3 дня 30 курсантов совершили 59 прыжков. Успешное внедрение новой техники привлекло внимание начальника Военно-Воздушных Сил Петра Ионовича Баранова, который предложил совершить показательный десант на предстоящих учениях. Минов отобрал 10 самых способных учеников - их фамилии Мухин, Филиппов, Егоров, Пойдус, Фрейман, Черкашин, Кухаренко, Захаров, Коваленков, Поваляев - и начал тренировки.

Двухмоторный "Фарман-Голиаф" мог нести максимум 7 человек, поэтому группу разбили на две, по 6 человек, и их возглавили Минов и Мошковский. Утром 2 августа 1930 года в 9 часов самолет "Фарман-Голиаф" под управлением летчика Громова поднялся в воздух. На борту самолета находилась первая группа десантников во главе с Миновым, а так же Мошковский, вылетевший с целью уточнения места выброски десанта. В качестве места высадки было выбрано свободное от посевов поле размером 600 на 800 метров вблизи хутора Клочково, в двух километрах от Воронежа. Первая группа была десантирована с высоты 350 метров. Вся группа покинула борт в течение пяти секунд. Самолет развернулся и лег на обратный курс. Тем временем над площадкой на высоте 150 м прошла тройка самолетов Р-1 и сбросили два мягких почтовых мешка, и четыре полутяжелых короба конструкции Н.П. Благина, в которых находились винтовки и два ручных пулемета, снаряжение и боеприпасы, необходимые для выполнения боевой задачи. Подбежав к ним, парашютисты приступили к распаковке грузовых мешков. Вернувшийся на аэродром "Фарман-Голиаф" забрал остальных участников десанта, и через несколько минут с высоты 500 метров выбросил вторую группу над площадкой десантирования. Приземление второй группы произошло в непосредственной близости от того места, где в это время находилась первая группа. Еще через несколько минут оба подразделения собрались вместе, привели оружие в боевую готовность и выдвинулись в исходный район для выполнения боевой задачи.

По описанию одного из десантников той первой десятки, дальше все происходило так:
Залегли по сторонам дороги, в кустах. Один из нас лёг на дорогу, притворившись умирающим. Остановившийся для помощи мотоцикл "синих" был мгновенно захвачен, и мы сделали из него пост по проверке документов. Далее был захвачен остановившийся грузовик "синих", куда погрузилась вся группа, кроме наших "мотоциклистов". Вместе доехали до штаба "синих", который забросали учебными гранатами, командиры взяли из сейфа и со столов все документы, и уехали на грузовике через линию фронта к нашим, красным. Приехали к штабу - а там уже народу полно: и "красные", и "синие", и посредники, и начальники самые разные... Минов скомандовал "ждите здесь" и пошёл вместе с Мошковским в штаб. Сидели мы, конечно, под окном штаба, так что все выражения, которыми так крыли наших командиров, слышали отчётливо. Ещё бы: у "красных" на руках все планы и документы "синих"! Ладно бы просто позор той стороне, но ведь мы ухитрились сорвать все манёвры! В общем, накричались на них и отпустили без наказания, потому что кто-то из начальников, не помню кто, сказал:

- А теперь представьте, что это произошло в боевой обстановке?...

Яков Мошковский вышел, закурил, увидел нас, посмотрел на открытые окна штаба, понял, что мы всё слышали, и усмехнулся:

- Запомните, братцы: ни одно доброе дело не остается безнаказанным!
С праздником, ребята: никто, кроме вас - это давняя традиция!

Леонид Минов и Яков Мошковский
Леонид Минов и Яков Мошковский
Яков Мошковский и Леонид Минов
Яков Мошковский и Леонид Минов
Группа Якова Мошковского перед прыжком
Группа Якова Мошковского перед прыжком

* Именно комбригу. В современном понимании это между полковником и генерал-майором.