nikoberg

Category:

Странное генеральское поведение.

Спор о том, был ли заговор генералов против Сталина и вообще — о странностях поведения ряда военных руководителей — идет давно.

Вот рассказ о подобном.
  В 2001 году в журнале 'Военно-исторический архив' было опубликовано  Письмо главного военного прокурора Носова В. на имя заместителя Наркома  обороны СССР, армейского комиссара 1 ранга тов. Мехлиса Л.З. (Со ссылкой  на ЦАМО. Ф. 913, оп. 11309, д. 70, лл. 160-165). Письмо датировано 27  сентября 1941 года. Цитирую:
 

  '10-20 июля сего года части 25-го ск, занимавшие оборону в районе  города Витебска, Сураж-Витебский, позорно разбежались, открыли дорогу  противнику для продвижения на Восток, а впоследствии, попав в окружение,  потеряли большинство личного состава и материальную часть.
 

  Произведенным по поводу этого следствием установлено следующее: 25-й  ск в составе 127-й, 134-й и 162-й сд в конце июня 1941 года из города  Сталино - Донбасс был переброшен в район города Киева, куда прибыл к 1  июля.
 

  Из Киева по приказу командующего 19-й армии корпус переброшен в район  Смоленска для занятия обороны по реке Западная Двина в районе города  Витебска и города Сураж-Витебский, протяжением около 70 километров.
 

  Погрузка и отправка частей по железной дороге из Киева проходила 2-4  июля. Руководство погрузкой и продвижением частей отсутствовало; в  результате чего прибытие эшелонов не согласовывалось с предстоящим  выполнением боевых задач, в связи с чем прибывающие части вводились в  бой без организованного сосредоточения. К 10 июля штаб корпуса  расположился в лесу севернее города Витебска у села Мишутки.
 

  На 11 июля в районе расположения корпуса находились: 442-й кап, 263-й  отд. бат. связи, 515-й, 738-й сп и 410-й лап 134-й сд, 501-й сп 162-й  сд, 1-й стр. батальон и дивизион гаубичного артиллерийского полка 127-й  сд.
 

  Несколько правее от штаба корпуса в районе села Прудники располагался  штаб 134-й сд, в составе которой здесь находились два батальона 629-го  сп, два батальона 738-го сп, батальон связи, зенитный арт. дивизион,  один дивизион гаубичного арт. полка.
 

  По приказанию штакора два батальона 501-го сп 162-й сд заняли оборону  на западном берегу реки Западная Двина, севернее города Витебска. Части  134-й сд в составе 2-х батальонов 629-го сп и одного батальона 738-го сп  заняли оборону по западному берегу Западной Двины в районе села  Прудники, между городами Витебском и Сураж-Витебским. Остальные части  находились на восточном берегу реки Западная Двина.
 

  Днем 11 июля на участке обороны, занимаемой двумя батальонами 501-го  сп, мотомехчасти противника неизвестной численности (разведка  отсутствовала) прорвались через Западную Двину на шоссе Витебск -  Смоленск и Витебск - Сураж. Указанные два батальона 501-го сп, не имея  надлежащего руководства, в панике разбежались. Охваченный паникой  'окружения', в ночь на 12 июля начал менять свое месторасположения штаб  корпуса.
 

  К 16.00 12 июля командир корпуса генерал-майор Честохвалов с группой  штабных командиров и батальоном связи, бросив часть автомашин, прибыл на  КП 134-й сд в село Прудники. Их прибытие сразу внесло панику в части  дивизии, так как прибывшие, в том числе и сам Честохвалов, панически  рассказывали о якобы нанесенных немцами потерях частям 162-й сд,  бомбежке их с воздуха и т.п. К 17.00 в тот же день генерал-майор  Честохвалов сообщил, что мехчасти противника прорвались в районе  Витебска и движутся по шоссе Витебск - Сураж, 'штаб окружен'. Приказал  корпусным частям отходить на восток, бросив на произвол находившиеся в  обороне на западном берегу Западной Двины части 134-й сд. Только  командир 134-й сд комбриг Базаров и комиссар дивизии Кузнецов, вопреки  указанию командующего корпусом, остались на месте в районе села Прудники  и руководили находившимися в обороне частями 629-го и 728-го сп,  помогая им обратно переправиться через реку Западная Двина, а затем  выходить из окружения.
 

  После указания командира корпуса Честохвалова об отступлении началось  паническое бегство на восток. Первыми побежали штаб корпуса и 2-й эшелон  штаба 134-й сд, возглавляемый начальником штаба дивизии подполковником  Светличным, который с 9 июля на КП отсутствовал - 'отстал' и только к  моменту отхода 12 июля прибыл в село Прудники.
 

  Автомашины без руководства в панике неслись на восток на местечко  Яновичи. Паническое бегство штабных командиров губительно отразилось на  частях и местных советских органах, которые бросали все и бежали на  восток, еще не видя никакого противника и даже не слыша стрельбы.
 

  13 июля штаб корпуса остановился у местечка Яновичи, но 14 июля  переехал в лес у села Понизовье, бросив всякое управление частями  корпуса и потеряв связь со штабом армии. По примеру штаба корпуса  разбегались воинские части, не оказывая никакого сопротивления  противнику, бросая материальную часть и снаряжение. 14 июля, боясь  дальше двигаться без прикрытия и охраны, командир корпуса Честохвалов  выделил несколько командиров и приказал собрать хотя бы небольшую группу  войск, разбросанных в окружности по проселочным дорогам, чтобы под их  прикрытием организовать дальнейшее отступление на восток.
 

  К исходу дня 14 июля в лесу были сосредоточены: 515-й сп, 410-й лап,  батальон 738-го сп 134-й сд, два дивизиона 567-го лап 127-й сд, один  батальон 395-го сп 162-й сд и мелкие подразделения других частей, всего  около 4000 человек, вооруженных винтовками, пулеметами, гранатами,  артиллерией, минометами с запасами боеприпасов.
 

  В штабе корпуса находились: 1) командир корпуса генерал-майор  Честохвалов; 2) военком бригадный комиссар Кофанов; 3) начальник  политотдела полковой комиссар Лаврентьев; 4) начальник штаба полковник  Виноградов; 5) помощник начальника штаба полковник Стулов; 6) начальник  особого отдела старший лейтенант госбезопасности Богатько и другие,  около 30 человек.
 

  Из штаба 134-й сд - начальник политотдела батальонный комиссар  Хрусталев, начальник артиллерии подполковник Глушков и другие. Сюда же в  лес 14 июля вечером прибежал переодетым в гражданское платье, без  личного оружия начальник штаба 134-й сд подполковник Светличный.
 

  Командир корпуса Честохвалов принял решение: не ожидая подхода  остальных частей корпуса, продолжать отходить на восток, продвигаясь  только лесами и только ночью, не входя в соприкосновение с противником,  категорически запрещая стрелять в немцев. Трусость командования корпуса  доходила до крайности. По приказанию командира корпуса полковник  Виноградов пытался застрелить водителя одной из автомашин колонны, у  которого случайно произошел гудок от замыкания. Тут же лично побил  сигнальные рожки во всех автомашинах, чтобы не повторился случайный  гудок и не выдать противнику местонахождение колонны штаба. Так  двигались 14, 15 и 16 июля. Пройдя 60-70 километров, сосредоточились в  лесу у села Букине.
 

  16 июля в этом лесу командир корпуса Честохвалов провел совещание  начсостава и приказал бросить все имущество, оставить только носимое при  себе. Были брошены: личные вещи начсостава, две рации, смазочные  материалы, масса противогазов, пулеметные диски и коробки, документы,  часть обоза, лошади и другое имущество. Здесь же Честохвалов объявил  дальнейший маршрут отступления на восток по направлению на село  Овсянкино. Движение из Букине намечалось двумя колоннами в 20.00 16  июля, причем колонна 10-12 легковых автомашин штаба корпуса вместе с  броневиком охранения должна была двигаться в хвосте правой колонны. Для  разведки по намеченному маршруту в 18.00 выслан конный отряд в 25  человек. Однако командир корпуса не стал ждать результатов разведки,  изменил свое прежнее решение и в 19.00 приказал колоннам двигаться по  намеченному маршруту, а сам с колонной штабных автомашин бросил части  позади и уехал по направлению село Овсянкино. При въезде в село Рыпшево в  23.00 колонна штаба была встречена окриками: 'Стой!' и беспорядочной  стрельбой незначительного отряда немецкой разведки, по словам очевидцев,  разведчиков было около 10 человек.
 

  Возглавлявший автоколонну на первой машине начальник штаба корпуса  полковник Виноградов, не останавливая машины, проехал и выскочил за  село. Следовавший за ним во второй машине командир корпуса генерал-майор  Честохвалов остановил автомашину, бросил личное оружие, поднял руки и  пошел к немцам. Находившийся с ним в машине начальник инженерной службы  штаба корпуса подполковник Егоров выскочил из машины и бросился в другую  сторону, через огороды в лес. То же сделали остальные командиры и  политработники штаба корпуса; и стрелок автоброневика, и водители,  следовавшие на своих машинах, бросили машины, документы и все, что было,  без единого выстрела разбежались по кустам.
 

  Полковник Виноградов, проехав 1-1,5 км за село, побоялся ехать дальше,  бросил машину и с шофером ушел в лес, а оттуда одиночным порядком  пробирался в сторону частей Красной Армии из так называемого .  Разбежавшиеся от машин комиссары Кофанов и Лаврентьев, полковники  Виноградов и Стулов и другие штабные командиры, зная, что по этой дороге  движутся части корпуса и могут попасть в засаду немцев, не предупредили  об этом командиров частей.
 

  17 июля, когда части подошли к указанному месту, немцы, подтянув силы,  встретили их сильным огнем. Командиры соединений по своей инициативе  вступили в бой, длившийся 2-3 часа, потеряв 130 человек убитыми и  ранеными, под прикрытием артиллерии 410-го и 567-го лап, вывели свои  части обратно в лес.
 

  18 июля группа командиров штаба корпуса, разбежавшихся у села Рыпшево  от немецкой разведки, в количестве 12-13 человек под руководством  помощника начальника штаба корпуса подполковника Стулова подошли к  находившимся в лесу частям корпуса. Эти части возглавлял помощник  начальника штаба 134-й сд подполковник Светличный и начальник  политотдела дивизии Хрусталев. Подполковник Светличный обратился к  Стулову и находившимся с ним командирам штаба корпуса с предложением  присоединиться к частям и возглавить руководство по выводу их из  окружения. Полковник Стулов и находившиеся с ним командиры штаба корпуса  отклонили это предложение и заявили, что меньшей группой им легче будет  пробраться на сторону советских войск, и через пару дней ушли одиночным  порядком.
 

  Находясь в окружении, под влиянием трусости, некоторые командиры и  политработники, чтобы скрыть свою принадлежность к командному составу  Красной Армии, посрывали знаки различия и петлицы, обменяли свое  воинское обмундирование на гражданские костюмы, а часть из них даже  уничтожила личные и партийные документы. Начальник политотдела корпуса  полковой комиссар Лаврентьев уничтожил партийный билет, обменял свое  комсоставское обмундирование на рваный костюм 'заключенного', отпустил  бороду, повесил котомку за плечи и, как трус и бездельник, несколько  дней двигался за частями, ничего не делая, деморализуя личный состав  своим внешним видом. Когда ему предложили военное обмундирование, он  отказался и одиночным порядком в своем костюме 'заключенного' пошел на  восток.
 

  Также одиночным порядком пробирались военком корпуса бригадный  комиссар Кофанов, полковник Стулов, начальник особого отдела корпуса  старший лейтенант госбезопасности Богатько. Последний вместе со своей  машинисткой, переодевшись в костюмы колхозников, выдавая себя за  'беженцев', пробирались в город Вязьму.
 

  Подполковник Светличный, возглавивший части 134-й сд после бегства  работников штаба корпуса, несмотря на наличие достаточного количества  огневых средств и людей, продолжая преступную 'тактику' командования  штаба 25-го ск, вел части только ночью и только лесами. Категорически  запрещал вступать в соприкосновение с противником. Все время восхвалял  мощь немецкой армии, утверждая о неспособности Красной Армии нанести  поражение немцам. Боясь, чтобы стук повозок не демаскировал  местонахождение частей дивизии, и столкнувшись с трудностями ночных  передвижений, Светличный 19 июля сего года приказал бросить в лесу  повозки, лошадей, другое имущество, как 'ненужное'.
 

  В тот же день он разбил оставшиеся части на три отряда: 1-й отряд - из  состава 515-го сп с батареей полковой артиллерии и артиллерии 410-го  лап под командованием капитана Цулая; 2-й отряд - из состава 378-го сп с  полковой артиллерией и дивизионом 567-го лап, командир отряда капитан  Соловцев.
 

  В 3-й отряд вошли остальные части дивизии с двумя батареями 410-го лап под командой подполковника Светличного.
 

  По приказанию Светличного в ночь на 20 июля отряды выступили по  намеченному им маршруту на восток: 1-й и 2-й отряды левой колонной под  общим командованием начальника артиллерии дивизии подполковника  Глушкова, а 3-й отряд под руководством Светличного - справа. Никакой  разведки и связи между отрядами во время движения организовано не было.
 

  Пройдя 10-12 километров правая колонна, заметив впереди выпущенную  противником ракету, по приказанию Светличного повернула обратно к  исходному положению. Сам подполковник Светличный уехал от частей.
 

  Началась паника и бегство.
 

  Весь день 20 июля части 3-го отряда находились без руководства и без  связи с 1-м и 2-м отрядами. Только к вечеру из лесу явился подполковник  Светличный, и начали подходить одиночные бойцы и командиры из 1-го и  2-го отрядов без оружия.
 

  По выяснении оказалось, что во время движения в ночь на 20 июля  руководители 1-го и 2-го отрядов, услышав вдалеке шум моторов, посчитали  их за танки противника. В испуге начальник артиллерии 134-й дивизии  подполковник Глушков приказал бросить материальную часть отрядов, а  людям спасаться, кто как может.
 

  21 июля была выделена группа бойцов, одно орудие - вручены Глушкову, и  приказано забрать оставленную им материальную часть. Однако и на сей  раз он струсил, бросил людей и лошадей, а сам скрылся в лесу и больше к  частям не подходил.
 

  В результате преступной трусости подполковников Светличного и Глушкова  в ночь на 20 июля сего года части 134-й сд, находившиеся в окружений,  потеряли: около 2000 человек личного состава (разбежавшиеся из 1-го и  2-го отрядов), часть из них попала в плен к врагу; два дивизиона  артиллерии, две батареи полковой артиллерии, много артиллерийских  снарядов, более 10 пулеметов, около 100 лошадей и вооружение - оставлено  немцам.
 

  27 июля сего года подполковник Светличный с небольшой группой 60-70  человек прорвался на сторону частей Красной Армии, оставил в окружении  1000 человек личного состава, раненых и остатки имущества 134-й сд,  которые возглавил начальник 5-го отдела штаба 134-й сд капитан Баринов и  находился с ними в лесу до прибытия генерал-лейтенанта Болдина, под  руководством которого они вышли из окружения 11 августа...' Конец  цитаты.
 

  Далее следуют предложения о предании виновных суду Военного трибунала.  Мне же остается только добавить, что среди пленных генералов  Честохвалова С.М. не было. Судьба его остается неизвестной по сей  день.(с)
http://www.gorod.velizh.ru/1941.php

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.