Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Авангардисты Российской Империи в Эрмитаже.

В Эрмитаже в отделе Русского искусства открыта феноменальная выставка! Оказывается и при мрачном царизме авангардисты России далеко обошли западных.

Например портрет Екатерины Второй в образе стула. Вероятно таким образом Расстрелли намекал на мягкость и легкодоступность императрицы.

Или портрет Нартова в образе чугунной печки. Сразу становится ясно - тяжелый был характер у человека. Зато царский токарь - механик был явно теплым. Когда его топили.

Или совсем смелый шаг - портрет Петра Первого со смелым названием - "Царь Петр на смертном одре". На портрете царь бодр и свеж. но глаз художника не обманешь! Видимо прогрессивный живописец таким образом указывал либо на точившую царя болезнь - а может и прямо намекал на жертв царских репрессий - типо вот царь всю землю превратил в смертный одр...И стоит посреди этого одра.

Я был потрясен такой выставкой в Эрмитаже. Правда, есть мутное подозрение, что банально перепутаны аннотации. Но как-то не верится, что в таком учреждении, как Эрмитаж работают такие болваны, которым глубоко насрать, куда прилепить аннотацию...

А на случай, если вы мне не верите - вот фотографии:

Отец рассказывал. Как топить плиту толом.

Нашим соседям по квартире предложили огородный участок на ст. Тайцы. Зинаида Петровна взяла своего сына Юру – и меня заодно – мы с Юркой дружили. Для того чтоб посмотреть на участки, выделенные работникам Октябрьской железной дороги под огороды, организовали специальный поезд и по свежепроложенной ветке, так и доехали до места.

Хотя была уже поздняя весна 1945 года, место было голое, почти без растительности. Такое было впечатление, что тут все перекопано и трава какая-то клочковатая и кусты жиденькие. Приехавшие железнодорожники разбрелись смотреть на свои участки – вероятно, там были какие-то вешки или другие обозначения.

Когда мы прошли метров 20 от насыпи, я нашел очень красивый снаряд – весь в кольцах с цифрами и делениями. Зинаида Григорьевна его тут же отняла, а мне дала такого пинка, что я отлетел на несколько метров и шлепнулся на землю. Прямо на РГД.

Новехонькая. Зеленая. Без запала. Я тут же прибрал ее за пазуху. Зинаида Григорьевна этого не заметила, но как-то встревожилась. Отправила нас с Юркой обратно к насыпи, велела никуда не отходить, а сама прошла еще дальше.

Пока мы ее ждали, я нашел у насыпи немецкий погон – черный с широким серебряным кантом, человеческий череп без нижней челюсти с черной жижей внутри и пару немецких подковок на каблук, аккуратно перевязанные веревочкой. На Юрку больше впечатления произвел череп – явно молодого человека, с отличными зубами, а я был рад подковкам – каблуки у меня почему-то снашивались быстро, а с такими подковами эта проблема снималась. И действительно, приколотив дома подковы, я больше о каблуках не думал. Разве что ходить было очень шумно, а на экскурсии в Русском музее пришлось ходить на цыпочках.

Вернулась Зинаида Григорьевна. Ей что-то там сильно не понравилось, и от участка она отказалась. Наверное, и правильно, так как потом из тех, кто там ухаживал за огородами, были подрывы и жертвы.

А РГД дома я разобрал. Тол решил с пользой спалить в кухонной плите – по недостатку дров. Вот тут-то я и влип. Вместо спокойного, даже меланхоличного горения, взрывчатка буквально полыхнула. Горение сопровождалось зловещим воем, кухня заполнилась черным едким дымом, который и по квартире расползся. Кухонная плита раскалилась докрасна. Одним словом – жуть!

После этого эксперимента я некоторое время не мог придти в себя. С месяц в квартире держался запах горелого тола, что вызвало у соседей по коммунальной квартире резкие замечания. Хорошо еще соседки не поняли, что воняет взрывчаткой…

Больше я тол в кухонной плите не жег.